ВторникВт, 25 июня 23:58
Сейчас +13 °C Ночью +11…+13
USD$ 62,91 ▼-0,22 EUR 71,60 ▲0,25

Ми­ха­ил Тео­до­ро­вич — о це­нах на про­дук­ты, сго­во­ре ри­тей­ле­ров и все­ви­дя­щем оке ФАС

2 апреля 2019 года, 09:00

В интервью РИА «Время Н» руководитель УФАС России по Нижегородской области рассказал о том, как формируются цены на продукты, а также о том, какую роль в этом играют ритейлеры, производители и сами потребители.

Михаил Теодорович о ценах на продукты, сговоре ритейлеров и всевидящем оке ФАС

Фото предоставлено пресс-службой нижегородского УФАС

− Здравствуйте, Михаил Леонидович! В начале 2019 года россияне заметили очередное повышение цен на продукты питания. Чем это вызвано? Сказалось ли повышение НДС, или у роста цен есть какие-то другие предпосылки? Как на них влияют санкции?

− Если мы говорим о продуктах питания, то только для нас, потребителей, — это исключительно еда на магазинных полках. Но у каждого продукта есть своя специфика производства и формирования цены. Взять ту же гречку — ее стоимость сильно зависит от внешних факторов и мировых событий. Будет хороший урожай в южном Китае и нашу российскую гречу нельзя будет продать по 100 рублей, потому что китайская будет стоить всего 50 рублей. Если случится неурожай в Китае, то наша крупа тут же вырастет в цене.

Иногда на стоимость влияют и совершенно неожиданные факторы. Например, в 2010 году к росту цен на фрукты привела морозная зима. Фуры не могли проехать к магазинам из-за того, что город завалило снегом. Нужно было перегружать продукцию на другие маломерные грузовики, что в итоге привело к удорожанию.

Но кроме не зависящих от человека факторов, есть еще и конкуренция. Например, в одном магазине делают крупную скидку на бананы. И люди, несмотря на то, что им эти бананы не нужны, пойдут в магазин и купят сразу несколько связок. Ведь это очень выгодно. Однако покупатели не ограничатся одними бананами и наберут себе по половине тележки других продуктов. В итоге со скидкой они приобретут только бананы, а все остальное купят по обычной цене.

Кроме того, в случае с большими супермаркетами человек переплачивает и за удобство покупать все, что нужно в одном месте, ведь он не будет весь день ходить по разным магазинам и искать, где какой продукт дешевле.

Таким образом, существенную роль в ценообразовании играет и потребительское поведение. Мы все больше отдаем предпочтение фасованным и готовым продуктам. Мы уже не покупаем молоко в розлив, а приобретаем в магазинах удобные и надежные герметичные упаковки. При этом нам нужно молоко, которое простоит в холодильнике несколько месяцев, а не скиснет через неделю.

Наша растущая потребительская взыскательность приводит к тому, что в приготовлении и упаковке продуктов появляется все больше высоких технологий. А если хочешь более высокотехнологичный продукт, то изволь доплатить. Мы можем купить продукты и несколько часов готовить у плиты, или приобрести полуфабрикаты и это будет намного быстрее и удобнее, но дороже.

− Давайте поговорим о конкретных товарах. Не так давно в нескольких регионах страны резко поднялась стоимость куриных яиц. Разобрался ли ФАС, почему так произошло? Кто в этом виноват и присутствует ли тут сговор производителей?

− Согласно последнему исследованию ФАС, значительную роль в увеличение стоимости яиц сыграло подорожание кормов и рост тарифов на коммунальные услуги. У производителей возникла угроза их финансовому благополучию и этот риск недополучения выручки компании заложили в стоимость продукции. Они продали меньшую долю товара по большей стоимости.

Если в общем говорить о том, что обычно влияет на резкое повышение стоимости того или иного продукта, то важна и реакция покупателя на колебание цен. Например, увидели покупатели, что стоимость яиц выросла, и начали сметать их с полок, пока они не подорожали еще больше.

Зная, что люди могут начать нервничать, мы информируем о долгосрочных трендах, которые демонстрируют результаты мониторинга. Потребители понимают, что ничего страшного не произошло, цены в ближайшее время стабилизируются. И как показывают многолетние наблюдения, так чаще всего и происходит. Мы называем это «игрой на понижение». В итоге люди успокаиваются, а вслед за ними успокаивается рынок.

− А как вообще торговые сети устанавливают цены на продукты и из чего они складываются? Какой процент в них занимают расходы производителя, а сколько — наценка продавца?

− Я когда-то погружался в этот вопрос и изучал, как складывается цена на банку зеленого горошка. Получалось так, что сам горох — это всего 10% от стоимости. Остальное — это бренд, упаковка, продвижение, впечатление, которое товар оказывает на потребителя.

− Много ли покупатели переплачивают за бренды?

− Я бы с осторожностью говорил о переплате, потому что бренд — это, в первую очередь, гарантия качества. Первое − если вы покупаете брендовую вещь, то она точно будет работать. Второе — у крупных компаний всегда есть сервис-центры, в которых исправят любую допущенную неточность при производстве или заменят товар. Но попробуйте заменить продукцию какого-нибудь неведомого производителя, у вас вряд ли получится.

Например, вы заплатили пять тысяч рублей за телефон. Выглядит вроде бы неплохо, но на третий день он сломался, а идти вам некуда. Но заплатите 30 тысяч рублей и купите мобильное устройство известной марки, и вы точно знаете, что вам его заменят или починят. Можно ли в этом случае сказать, что вы переплатили за бренд или все же заплатили за спокойную жизнь?

− Вернемся к ценам. Как ФАС получает данные и насколько они достоверны? Сотрудники лично ходят в магазины и смотрят на ценники или вы запрашиваете информацию у торговых сетей?

− Есть два вида мониторинга. В первом случае наши сотрудники раз в две недели объезжают торговые точки на карте города: крупные сети, ИП и рынки. Потом мы складываем все цены, например, на гречневую крупу, и делим на количество посещенных торговых точек. Таким образом, мы получаем среднюю цену.

Минус такого метода в том, что не учитывается объем продаж. Например, если в одном месте гречка стоит 100 рублей за килограмм, то ее купят всего пару пачек, а в другом — она по 50 рублей и ее купят несколько сотен упаковок. И, несмотря на то, что средняя цена рынка в данном случае около 80 рублей, большинство покупателей берет гречку за 50 рублей.

Федеральный мониторинг ФАС, в свою очередь, запрашивает информацию о мелкооптовых ценах на определенные группы продуктов в крупных торговых сетях, а также о складских запасах. По динамике запасов мы можем видеть, каких событий нам ожидать в будущем. Если они сильно уменьшатся, то, скорее всего, в рознице цена может прыгнуть вверх. Если запасов много, то цена останется стабильной.

Вот один из примеров, для чего нам нужен такой мониторинг и с какими ситуациями мы сталкиваемся в нашей работе. Человек заходит в магазин рядом с работой и видит, что там масло продается по 120 рублей. Он возвращается домой и в магазине неподалеку видит уже другой ценник — 80 рублей. При этом человек, опасаясь, что здесь оно тоже скоро будет стоить 120 рублей, закупается впрок. Другой покупатель, видя это, тоже решает взять сразу несколько пачек и в итоге полка пустеет. Третий покупатель, видя пустую полку, начинает паниковать и бежит скупать масло в соседние магазины. В итоге из-за возросшего спроса в магазине у дома, где масло стоило 80 рублей, оно теперь стоит те же 120 рублей.

Чтобы такого не происходило, мы регистрируем подобные факты необоснованного роста цен, запрашиваем необходимую информацию, анализируем ее, и в обоснованных случаях обращаемся в межведомственную рабочую группу при прокуратуре с предложением рассмотреть вопрос о совместной проверке.

Такие истории мы всегда делаем достоянием общественности, чтобы торговцы знали, чем им грозит необоснованное повышение цен. Мы как всевидящее око: постоянно следим за всеми и можем обратить свой пристальный взгляд на кого угодно и когда угодно.

− А как часто в своей работе вы сталкиваетесь с такими случаями необоснованного завышения цен или со сговорами товаропроизводителей, поставщиков и продавцов? Что грозит нечестным на руку предпринимателям, если они все-таки решатся вступить в сговор?

− Такого давно не происходило, потому что игроки на рынке уже знают, какая ответственность им грозит. Если говорить о сговорах в сфере продуктов питания, то чаще всего в них вступают ритейлеры. Хотя в последнее время таких случаев тоже не так много. Они ведь тоже считают деньги и прикидывают риски. К тому же сговор должен быть выгодным для обоих, а об этом не все могут договориться, особенно конкуренты.

В случае если имела место договоренность с властными структурами, то на нарушителя накладывают большой штраф, а дальше вплоть до уголовного преследования. То же ждет и ритейлеров, которые решили сговориться друг с другом. Причем штрафные санкции тут напрямую связаны с экономическими показателями, поэтому они могут быть очень крупными.

− Кроме цен, ФАС также занимается и недобросовестной рекламой. Сотрудники сами следят за информационным пространством или вам чаще всего сообщают о нарушениях бдительные граждане?

− Часто наши сотрудники сами находят примеры ненадлежащей рекламы, но все же огромную роль играет бдительность граждан. Реклама — двигатель торговли, но одновременно и орудие борьбы с конкурентами, которое иногда бывает незаконным. Поэтому к нам обращаются и бизнесмены с жалобами на нарушение законодательства.

Сфера очень живая, хотя нужно сказать, что в ней стало намного больше порядка за последние годы, потому что люди стали знать, как реклама регулируется законом. Взгляд у предпринимателей на рекламное поле становится все более прагматичным. Они считают деньги, в том числе и те средства, которые они могут потерять на незаконной рекламе.

− Приходилось ли ФАС заниматься случаями провокационной рекламы? Например, все нижегородцы помнят «знаменитую» вывеску на одном из клубов «Я и Бал принцесс». Часто ли рекламщики допускают подобные вольности, и становится ли их с годами меньше?

− Да, такие случаи бывали раньше, и даже сейчас мы часто рассматриваем жалобы на такую рекламу. Ситуация с этим лучше не стала, потому что рекламодатели и рекламораспространители, а также всякого рода криейторы, сочиняющие такое, пытаются привлечь внимание яркими провокационными названиями. Думаю, эти люди не получили достойного образования, мало читали книжек, они чаще скажут «прикольно», чем «интересно» или «необычно». То есть имеет место некое упрощение культурного пространства, и это приводит к упрощению рекламных посылов, которые становятся все более вызывающими.

— Спасибо за беседу, Михаил Леонидович. Надеюсь, теперь нижегородцы станут лучше разбираться в вопросах ценообразования.

Текст: Александр Асриян

Смотрите также
Картина дня
Рекомендуем
Общество
Аэрография, сигнализация и маячки: Роскачество рассказало, как избежать угона автомобиля
По данным МВД РФ, в минувшем году злоумышленники угнали более 42 тысяч авто. При этом способы кражи становятся все более разнообразными. Опросив множество экспертов и оценив различные способы избежать угона, Роскачество составило список из шести самых действенных мер.
Общество
Николай Бондаренко — о правилах рыболовства, нересте и браконьерах
В интервью телеканалу «Время Н» руководитель комитета областного Госохотнадзора рассказал о прохождении нерестового периода, борьбе с браконьерами и популяции стерляди.
Общество
Алексей Водовозов — о медицинском шарлатанстве
В интервью телеканалу «Время Н» научный журналист и медицинский блогер также рассказал о врачебных ошибках и своих книгах.
Общество
Отдых в Крыму оказался дороже зарубежных курортов
Эксперты провели анализ стоимости перелета, а также выяснили, во сколько обойдется недельное проживание в той или иной стране в номере на двоих в трехзвездочном отеле.